Ильхам Алиев заявил президенту Путину, что если Армения продолжит обстрелы, «то у нас не будет выбора - мы будем бомбить их города»

Я, честно, сам не считал, сколько раз говорил о мире, но вы посчитали, и это говорит о том, что вы очень пристально вникли в суть вопроса, поэтому мне будет проще ответить. Я на самом деле говорил о мире много, и еще раз хочу повторить то, что говорил сегодня. С первого дня войны я говорил о том, что мы готовы остановиться, как только нам дадут сроки вывода со всех оккупированных территорий.
Об этом заявил президент Ильхам Алиев на пресс-конференции, отвечая на вопрос  корреспонтента медиахолдинги «Звезда» и «Большая Азия».
Глава Азербайджана, в частности, сказал:
«И если бы армянская сторона прислушалась к моим словам, то не было бы настолько унизительным и болезненным их поражение и не было бы столько жертв. Более того, армянская сторона в лице премьер-министра также не прислушалась и к словам Президента Путина. Я об этом могу сказать, потому что он об этом уже сказал сам лично, что во время войны неоднократно мы были в контакте. И должен сказать, что у нас, естественно, с премьер-министром Армении прямого контакта не было и нет. Но через Президента Путина мы как бы передавали друг другу разные месседжи. И мне известно, и Президент России об этом говорил, что и к его словам армянский премьер-министр не прислушался и тем самым усугубил ситуацию до такой степени, что вынужден был подписать акт о капитуляции где-то в какой-то темной комнате. Если Вы помните, даже его не было на церемонии подписания. Поэтому тут все будет зависеть от того, какую политику выберут армянское руководство и армянская власть.
Наша политика однозначна и во время войны, и после войны. Я ее четко формулирую и сегодня говорю, что мы нацелены на мир. Нам война не была нужна. Это была вынужденная мера. И эта мера оказалась эффективнее всех многолетних, тридцатилетних бесполезных переговоров. Так что все будет зависеть от правильной оценки современных реальностей армянским руководством, правильных выводов и исключения попыток реваншизма. Мы за всем следим, будем следить еще более пристально. Мы отслеживали ситуацию не только на оккупированных территориях, но и на территории Армении. Мы видели все передвижения, мы видели все выдвижения, в том числе и ракет большой дальности, ну а сегодня тем более. Поэтому я не советую армянскому руководству хитрить, темнить и пытаться нас обмануть. Это просто уже невозможно. Если с армянской стороны будет такой же подход, то мы будем выстраивать отношения в плане дальнейшего укрепления контактов. И, конечно же, если все пойдет именно так, как мы думаем, то мы не исключаем на каком-то этапе подписания и мирного договора. Потому что де-факто заявление от 10 ноября - это по существу и есть мирный договор. А что еще бывает в мирных договорах? Когда одна сторона побеждает другую, одна сторона подписывает акт о капитуляции. Но де-факто то, что было подписано 10 ноября, - это акт о полной капитуляции Армении. Поэтому, конечно, мы готовы идти этим путем.
Что касается заявления премьер-министра Армении в связи с ракетным комплексом «Искандер», оно у нас тоже вызвало вопросы. Я не хотел бы иронизировать на эту тему, достаточно уже было комментариев и среди российских официальных лиц, и членов парламента России, и экспертов о том, что на 10 процентов ракета взорваться, конечно, надо очень постараться, чтобы это произошло. Мы не видели пуска ракет «Искандер», не видели. Поэтому когда это заявление было озвучено, вчера еще раз мы поинтересовались. Но нет, мы этого не видели. Это просто очередной, я бы сказал, ляп публичный. Их уже много было. И в принципе то, что сейчас происходит в Армении, напоминает какую-то сцену трагикомедии. Вот так я бы охарактеризовал то, что там происходит.
Представьте, у них пропадает самолет, они не знают, где их самолет. Он улетел в одно направление, улетел в другое направление, пилоты скрылись, самолет исчез, и они сидят и думают, кто у них угнал или украл самолет. Дальше, на выставке IDEX в Абу-Даби армянский стенд был чист как никогда, там не было ни одного экспоната. С одной стороны, что там им экспонировать, у них же нет военного производства. Но с другой стороны, зачем же, как говорится, обезьянничать и гнаться за кем-то, чтобы у них там был стенд. Опозорились на весь мир. Значит, все привезли свою продукцию, на армянском стенде какие-то книжки. Это же позор.
Дальше заявления о том, что «Искандер» был выпущен. А куда он был выпущен? И взорвался на 10 процентов. Ну это просто анекдот. Вот эта трагикомедия сегодня именно и характеризует то, что там происходит. Они выпускали ракеты «Скад», «Точка У» по населенным пунктам, причем, целенаправленно, ночью по спящему городу Гянджа. Это все было отслежено. Мы, естественно, эту информацию сразу же довели до российской стороны. И я, когда говорил с Президентом Путиным, говорил об этом и призывал российскую сторону призвать армянскую сторону воздержаться от этого, иначе у нас не будет выбора - мы будем бомбить их города. У нас все было на прицеле. Наши ракеты спокойно достают до Еревана, и не только из Нахчыванской Автономной Республики, но и из других регионов. Мы это можем продемонстрировать в любой момент. Поэтому мой призыв был призвать уже взбесившееся армянское военно-политическое руководство, которое перешло все красные линии, к трезвому анализу ситуации. Иначе мы просто уничтожим полностью. Я считаю, что это воздействие российской стороны подействовало, потому что после последних ударов по Гяндже больше таких попыток не было. Хотя до этого они атаковали регулярно. И, кстати, после этого и артиллерией, и минометами атаковали наши города постоянно. На Тертер упало, по-моему, 16 или 18 тысяч бомб, в том числе атаковали похоронную процессию, то есть, с тем, чтобы нанести максимальный урон мирному населению. Это, видимо, было от бессилия, от слабости, от поражения на поле боя, а также они думали, что таким образом они нас остановят. Хотя я говорил, что люди, которые теряли своих близких, или те, кто выбирался из-под завалов, все в крови говорили: Только вперед, только не останавливайтесь.
На вопрос о том, что сделать, какие механизмы сдерживания должны быть, я об этом, кстати, говорил российскому руководству тогда, когда ракеты «Искандер» были переданы Армении. Я говорил, что это неправильный шаг, этот шаг не направлен на укрепление стабильности, это не сдержит нас ни от чего. Кстати, говорил и во время войны и предлагал российской стороне забрать «Искандер» обратно. Да, говорил. И до сих пор придерживаюсь такого же мнения, что единственным путем, который мог бы предотвратить вот такое трагическое развитие событий в регионах, это забрать это обратно и не давать больше им бесплатно оружие. Я это говорю постоянно. И, к сожалению, это происходило. После войны этого нет, и мы это расцениваем как позитивный шаг. Но недавно министр обороны Армении заявил и, по-моему, посол России в Армении, мне говорили, тоже, что Россия будет участвовать в модернизации армянской армии. Для чего? С какой целью? У меня резонный вопрос. Я через ваш канал, через сегодняшнюю прямую трансляцию обращаюсь. Для чего? В этом нет никакой необходимости. Если мы хотим мира, долгосрочного мира, то безответственные люди не могут иметь средства такого поражения. В стране, в которой царит хаос, где армия не подчиняется руководству, где они то ли совершили военный переворот, то ли не совершили - это тоже часть трагикомедии, ведь военный переворот либо совершают, либо не совершают. Вот в таком трагикомическом виде, с хождениями с мегафонами, с ночными палатками, с какими-то бомжами на улицах. Это просто позор, просто позор. Весь мир смеется над ними - что над властью, что над оппозицией. Поэтому в такие руки разве можно давать опасное оружие?! Поэтому хотел бы сказать, что сделать, чтобы ни у кого не было опасений.
Что касается дальнейшего военно-технического сотрудничества с Российской Федерацией, то оно у нас носит плановый характер. Эту тему мы тоже обсуждали с российским руководством после окончания военных действий. Потому что у нас, естественно, и ресурсы, и боекомплекты потрачены и есть необходимость пополнить арсенал до тех пределов, которые были до войны. В этом направлении работа ведется. У нас основная военная техника – это техника российского производства. И в отличие от Армении, мы никогда не жаловались. Потому что, во-первых, не было повода жаловаться. Российская военная техника – лучшая в мире по некоторым показателям и, в целом, одна из лучших в мире. Просто она должна быть в правильных руках, чтобы потом не было таких голословных обвинений, которые привели по существу к военно-политическому кризису в Армении.



Читайте также

Оставить комментарий